Как убрать рекламу с сайта? Зарегистрируйся. Мы в Вконтакте | Facebook!

Книга «Полет с героем» подготовлена к 70-летнему юбилею классика современной русской литературы Андрея Битова, прозаика, сценариста, общественного деятеля, лауреата многих литературных премий, президента Российского Пен-клуба. Наряду с романом «Пушкинский дом», названным в свое время эпохальным, это самая петербургская книга автора, состоящая из двух разделов. Роман-пунктир Улетающий Монахов построен, как «Герой нашего времени» Лермонтова: новеллы связаны одним героем. Но если Печорин — герой одного возраста, то Монахов в течение шести глав проживает полвека: все сезоны мужского возраста, от подростка до пожилого человека. Но мотив первой любви пронизывает все шесть новелл романа. Судьба или расплата? В этом, кажется, трудно было разобраться и самому автору, так долго он отвечал на этот вопрос. Роман переведен на многие языки и был удостоен Государственной премии России в 1992 году. Монахов — петербуржец, родной город так или иначе является фоном всей его любовной истории. В питерской сюите «Дворец без царя» бесконечной первой любовью оказывается сам Петербург. Это произведение удостоено Премии имени Ивана Бунина в 2006 году. Представленные в издании тексты впервые печатаются в новой авторской редакции.

Роман Пушкинский дом критики называют "эпохальной книгой", классикой русской литературы XX века. Законченный в 1971-м, он впервые увидел свет лишь в 1978-м - да и то не на родине писателя, а в США.
А к российскому читателю впервые пришел только в 1989 году. И сразу стал культовой книгой целого поколения.

Роман Андрея Битова состоит из нескольких глав, каждая из которых может быть прочитана, как отдельное произведение. Эти тексты написал неизвестный иностранный автор Э. Тайрд-Боффин о еще менее известном авторе Урбино Ваноски, а Битов, воспроизводя по памяти давно потерянную книгу, просто "перевел ее как переводную картинку". Сам Битов считает:

"Читатель волен отдать предпочтение тому или другому рассказу, но если он осилит все подряд и расслышит эхо, распространяющееся от предыдущего к следующему и от каждого к каждому, то он обнаружит и источник его, то есть прочтет и сам роман, а не набор историй".

Роман-странствие Оглашенные создавался невостребованно, лениво-долго (1965-1995), став первым образцом эколого-астрологического постмодернизма. Завершенный к середине девяностых, он совпал с распадом Российской империи и поставил точку в тетралогии Андрея Битова "Империя в четырех измерениях".

В книгу включены повести разных лет, связанные размышлениями о роли человека в круге бытия, о постижении смысла жизни, творчества, самого себя.

"Итак, мы просто вынуждены рассказать здесь историю в том, как человек впервые в жизни внял внутреннему голосу, отказавшись слушать голос рассудка, и то едва успел. И, будучи вынуждены и, как всегда, не зная, с какого начала начать, мы в который раз убеждаемся, что самая правильная последовательность та, которая была, потому что другой не было. Итак, сначала о том, кто поехал в Хиву, а потом уже о Хиве Поскольку повествование от я делает нелепой такую постановку вопроса, мы охарактеризуем состояние самого себя, собирающегося в Хиву, несколько косвенно Итак, поговорим о времени, потому что о себе каждый знает..."

Книги современного прозаика Андрея Битова широко известны в России и во многих странах мира. Особое место в творчестве писателя занимает "кавказская тема".
В свое время повесть "Уроки Армении" стала своего рода сенсацией для русского и армянского читателя. Андрей Битов, путешествуя по Армении, по существу снова для себя и России открыл Армению с ее сложной и трагической историей. Не менее значимой стала повесть "Грузинский альбом".
Может быть, впервые в XX веке человек другой культуры по-настоящему понял и полюбил Кавказ, с уважением признавая культуры и обычаи кавказских народов, сложное переплетение их судеб, а также неразрывность судьбы Кавказа и России.
"Уроки Армении" и "Грузинский альбом" были переведены почти на все языки мира.

В книгу Андрея Битова вошли повести и рассказы разных лет - "Пенелопа", "Инфантьев", "Но-га", "Жизнь в ветреную погоду", "Автобус", "Записки из-за угла", "Двенадцать (Конспект романа)", а также эссе-размышления писателя о проблемах художественного творчества.

100-летию Ольги Алексеевны Кедровой [1905–1990] посвящаю
Славой сыт не будешь. Может, поэтому ее всегда мало?
Чем больше восхваляют Петербург, тем меньше ему платят: одни заплаты.
Чем больше описываешь Петербург, тем меньше его остается на бумаге: испаряется.
Текст впитывает город, как промокашка, оставляя нерасшифрованную криптограмму, как отпечатки птичьих лапок на отмели.
Еще мгновение — и текста нет: лишь перепачканные чернилами пальцы первоклассника.
Здесь десять текстов за сорок лет: самое ценное в них — хронология.
Последний торопился к 300-летию Петербурга; Из этих трехсот сегодня ровно 22 % — мои.
Немалый процент!
27 мая 2003 года. Андрей Битов