Как убрать рекламу с сайта? Зарегистрируйся. Мы в Вконтакте | Facebook!

Компромисс — сборник новелл Сергея Довлатова. Всего в книгу входит 12 новелл («компромиссов»). Они создавались в 1973—1980 годах, а в единую книгу были собраны в 1981 году.
Сюжеты для новелл «Компромисса» взяты из журналистского опыта Сергея Довлатова в эстонской русскоязычной газете «Советская Эстония» в 1972—1975 годах. К каждой новелле предпослана газетная преамбула. В этой преамбуле показывается результат журналистской работы героя новелл, а в самих новеллах — процесс работы.

Довлатов Сергей Донатович (1941 - 1990) - русский писатель, эмигрант. Отношения между людьми в его прозе в равной степени горесты и смешны. В жизни подобное равновесие наблюдать трудно. Поэтому при всех приметах <бытового реализма> проза - никак не сколок и не слепок с бытия: правду вымысла писатель ценит выше правды факты. Герои Довлатова - его современники, они найдут общий язык, независимо от того, живут они в Америке или в России, но при всей общительности, они страшно одиноки.
"...Меня смешит любая категорическая нравственная установка: человек добр..., человек подл! Человек способен на все - дурное и хорошее. Мне грустно, что это так. Поэтому дай нам Бог стойкости и мужества. А еще лучше - обстоятельсв времени и места, располагающих к добру..." - С. Довлатов.

В книгу вошли неизвестные широкому читателю произведения Сергея Довлатова, его письма к друзьям, воспоминания о нем приятелей.

Довлатовская "Зона" - это четырнадцать эпизодов из жизни зеков и их надзирателей, истории сосуществования людей за колючей проволокой, рассказанные просто и с отрезвляющим юмором, за которым совершенно ясно можно расслышать: "Ад - это мы сами".
Довлатов любил повторять: “Сложное в литературе доступнее простого”. В «Зоне», «Заповеднике», «Чемодане» автор пытается вернуть слову высыпавшееся из него содержание. Но ясность, прямота довлатовского высказывания — плод сомнений, блужданий — человеческих и стилистических. Стремление Довлатова перейти от парадокса к трюизму дало повод П.Вайлю и А.Генису назвать его “трубадуром отточенной банальности”.